Alaska Legends

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alaska Legends » Центральная улица » Центральная улица


Центральная улица

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s1.uploads.ru/i/T9EPX.png
Самая большая улица города. Здесь много фонарей, дорог, деревьев... Днём тут ходят толпы людей.

+1

2

Матильда решила, что днем обязательно пройдется куда-нибудь прогуляться. Вот и пришло время ей выйти из своей будки, в которой можно разве что покушать, поспать или попить чаю... Сегодня неплохой денек, и наверняка Мати встретит кого-нибудь из знакомых, а может и познакомиться с кем-то. Было бы интересно, да.
Собралась Мати как обычная девушка - больше, чем за час. Сходила в душ, одела на себя чистое белье, колготки, черные джинсы, кроссовки, белую тунику и, конечно, свою белую куртку и белую шапку с голубыми снежинками. Выглядело это, вроде бы, мило. Но, посмотрев на себя со стороны, то бишь в зеркало, девушка задумалась - может переодеться? Странная ты, дамочка. -Ой, да ладно.. Так тоже неплохо, - мыслила Мати, поворачиваясь во все стороны.
- Идеально, да, - одобрила свой внешний вид, в конце концов, девушка. - Вроде ничего не забыла, - пробормотала тихо Мати, еще раз взглянув в сумку. Убедившись, что все нужное на месте, девушка закрыла сумку и отряхнула джинсы и куртку. Выйдя на улицу и закрыв дом, она направилась к центру города. Там красиво, Мати туда частенько ходит.
Через некоторое время девушка была на центральной улице. Шагая по упавшим желтоватым листьям, Мати огляделась. Увидев неподалеку лавочку, Тима подумала - а почему бы и нет? Нет запрета на то, чтобы посидеть на лавочке. Подойдя к ней, она сбросила все листья и присела. Приняв позу "открытости", Матильда о чем-то подумала. Через пару минут она тряхнула головой, зажмурив глаза.
- Бред все это, бре-е-ед! - сказала она. Оглянувшись вокруг  еще раз, Матильда заглянула в сумку, порылась там, и через пару минут снова ее закрыла. Хм, странновато она ведет себя после этих раздумий.
- И сейчас подойдет ко мне моя подруга, а может и друг, и мы пообщаемся и разойдемся, - не оптимистично проговорила она. Хм, с таким настроем встреча будет скучной, а сейчас Мати хочет общения, ей бы повеселиться от души. - Нет, нам будет весело! Да-да, будет весело, - поправила сама себя девушка. Со стороны это выглядело немного глупо - сидит себе девушка и говорит сама с собой. Один из признаков психических расстройств, да. Оттолкнувшись назад, Мати оперлась на спинку лавки, положила ногу на ногу и правой рукой подпирала лицо. Задумавшись о будущем, Мати сидела неподвижно, лишь покачивая головой. Глаза ее закрывались иногда и лишь от порывов ветра, и от этого же колыхались ее волосы, не заправленные под куртку. И почему-то в мыслях Матильды пронеслась мысль о том, что сейчас выпадет снег. Первый снег это, конечно, красиво, но ведь вряд ли сегодня - сентябрь на дворе. Видимо, Мати соскучилась по зиме и снегу, по играм в снежки со своими друзьями.


С приходом сентября пришла и суматоха. Люди сновали туда-сюда, от одного домика к другому, от одной хижинки к третьей. На огромном одеяле неба было видно уже не греющее солнце, вокруг которого плясал хоровод темных туч. Дул холодный ветер.
Смуглый мужчина, лет тридцати пяти, подходил к центральной улице, пожевывая табак и изредка сплевывая. Одет он был без прикрас, как обычный погонщик - мокасины, штаны на подтяжках, расстегнутая куртка, видимо, из оленя. За ним лениво плелась собака, лайка, взятая у индейцев. Рыжая порой останавливалась и принюхивалась, а потом быстрой рысцой догоняла хозяина, смирно опустив большую голову.
Дрю Хартон остановился, сплюнул и глянул на девушку, сидевшую на одной из редких скамеек.
- Не будете против? - спросил он, указав на пустое место рядом и прищурив серые глаза. Собака тут же уложилась под сиденье, высунула язык.

0

3

Девушка прикрыла глаза, как вдруг услышала мужской голос. Этот голос был хриплым, неприятным, но Мати не могла не обернуться и проигнорировать вопрос мужчины. Честно сказать, по голосу она подумала, что незнакомцу не меньше, чем полвека, то есть не меньше пятидесяти лет. Он интересовался, можно ли сесть на скамейку, показав на свободное место с краешку лавки. Но оказалось, что мужчине не может быть пятидесяти, на вид не больше сорока.  Он был в штанах, на ногах были мокасины, а верх был представлен курткой из какой-то шкуры. Мати плохо разбирается вот в этих животных, поэтому предположить не может, из чего это сделано. С трубкой во рту, мужчина смотрел на Матильду. -Фу, табак,- пронеслась мысль в голове. Мати не очень любит табак, но, чтобы не огорчать незнакомого мужчину, отказывать не собиралась. Тем более, что до следующей скамейки еще надо дойти.
-Да, конечно, садитесь,- проговорила она быстро, отодвигаясь. Посмотрев на пса, который уже лежал под скамейкой, высунув свой язык, она улыбнулась. Тима любила собак, даже очень. Она очень хотела завести себе собаку, но немного боялась, что не сможет за ней ухаживать.
-Ваша собака?- спросила с интересом девушка, посмотрев на собаку, а через некоторое время переводя взгляд на незнакомца. Представляя, какая у нее мягкая шерсть. Хотя, возможно, что это не так - лайка может быть старой. Да и вид у нее какой-то странный, возможно это из-за того, что ее хозяин курит трубку. Возможно, он делает это часто, возможно - нет. Кто его может знать. -Какая же ты ми-ла-я, - проговаривала она, снова взглянув на пса и склонив голову на бок. Девушка положила ногу на ногу, а ладони положила на колени, для нее это было наиболее комфортная поза.
Подул легкий ветерок, прохладный такой. -Осень-осень.. - тихо пробормотала она, все еще смотря на лежащую под скамейкой собаку.

0

4

Девушка подвинулась, и Дрю опустил свое грузное тело на скамейку. Он глубоко вдохнул осенний свежий воздух, заулыбался, словно предвкушая предстоящую зиму.
- Ваша собака? - спросила девушка, на что мужчина кивнул.
- Выменял у индейцев. Ну и свинью они мне подсунули! - раскинув руки, сказал он. Животное, поняв, что речь идет о нем, оживилось и завиляло хвостом, высунув лобастую голову испод скамьи. Лайка была немного нескладной, грязно-рыжего окраса, с сильными, большими лапами и крупной головой, но малым телом.
- Нигиг, поди сюда, - подозвал мужчина. Животное, наполовину высунувшись из своего укрытия, вопросительно смотрело на хозяина.
- Ну вот посмотрите на эту лисью морду! Только и делает, что еду на привалах крадет и пропадает черт знает где, - он сделал небольшую паузу, рассеянно огляделся вокруг, словно испугавшись. Девушка что-то пробормотала - тонкий слух тут же уловил сказанное.
- Да-а, осень... Эх, золото! Все сюда шли за золотом, и сейчас все ищут, какой бы рудник застолбить, да только редкий счастливчик может отмыть и унцию. Люди как ошалели, все с высунутыми языками сюда побежали. Все сейчас к зиме готовятся - ишь, как засуетились. Зимой, с первым снегом, сорвуться дальше на восток, а может и на Юкон... Накопить бы немного деньжат да осесть где-нибудь, найти себе какую работу. А тебя, Нигиг, - он отвлекся на пса, тыкнувшего носом ногу бородача, - на шляпы отдать.
Голос у него был неприятный, хриплый, но речь живая и эмоциональная, бурная.
- Вот чем вы занимаетесь? Об заклад бьюсь, что уехали за своим мужчиной, ушедшим искать что? Золото. А может, и сами сюда за этим проклятым металлом приехали. Сам так же, а сейчас что? Дряхлый почтальон на госслужбе, - он засунул в рот свежую порцию табака.

0

5

Мужчина сел на лавочку, глубоко вздохнул и ответил мне. Раскинув свои руки, незнакомец начал говорить о собаке. Та сию же минуту, выкинула голову из-под скамейки, быстро дергая своим хвостом, и посмотрела на хозяина, затем на Мати.  Мордочки собаки была рыжего, грязного цвета. -Милая мордочка, - пробормотала она, смотря на псинку. Затем джентльмен окликнул ее именем Нигиг. Та вылезла полностью и посмотрела на него с вопросом. Она оказалась совсем небольшой собачкой, совсем не так, как могла подумать Мати о ездовой собаке. -Похожа на хаски, хотя и лайкой пахнет, да, - подумала девушка.
-Его Нигиг звать?, - поинтересовалась девушка, взглянув с улыбкой на мужчину с трубкой. -А почему именно Нигиг, а не Нигин или Гигин, - посмеявшись, спросила она.
Далее незнакомец заговорил про осень, про золото.. И тут неожиданно девушка услышала, что он его "на шляпы отдать" хочет.
-Соглашусь со всем, но вот только почему его сразу на шляпы? Может, дом подыскать новый?, - девушка провела взгляд с глаз мужчины на морду пса, и увидела, как мило рыжая морда толкает черным носиком в ногу собеседника.
-Вот чем вы занимаетесь? - мужчина начал говорить о лихорадке. Нахмурившись немного, девушка слушала его. Он тоже пришел в эти места за золотом, вот только остался ни с чем и работает за копейки в гос службе, почтальоном. Затем он засунул в рот новый табак, но Мати пропустила этот момент слишком задумалась о том, что же ему ответить. Но решила это сделать просто и кратко. Как говорят - краткость мать таланта.
-Я нигде не работаю, да и мужа у меня нет, - с паузой сказала она, и посмотрела на почтальона еще раз. -А Вас как звать? - решила узнать девушка, улыбнувшись. Было как-то неприлично и непривычно говорить без обращений, только Выкать без имени. -Я Матильда, - представилась она. Правда, сначала она хотела сказать "Я Мати", но как-то неудобно сразу. Склонив голову на бок, девушка ждала ответа джентльмена.

0

6

- Так она ж индейская, не стал менять кличку. Какой-то зверь по ихнему языку, - пояснил он.
- Ну, на шубку он маленький больно, - засмеялся мужчина, - вы чего, я ж шучу, на женскую шляпку он и не пойдет, шкурка груба. К тому ж продать можно, собаки нынче нужны. Сколько их гибнет каждый год в этой пурге? Приезжих-то и не соберешь - срезают постромки и дело с концами, а коли она и встать не может - то ружьем кончают. Страшная вещь!
- Наивная вы, девушка, не местная? - он посмотрел на неё, как будто она с другой планеты, - Ну, здешний климат из самого доброго щенка сделает матерого волка, - он откинулся, сделал паузу, словно что-то обдумывая. В его мысли неслышно, тихо закрались силуэты прошлого, воспоминания о прежних временах. Потом сотни километров пролетели за одно мгновение - и вот он здесь, идет на прииски, учится править псами. Люди, много людей: товарищи, собутыльники в каком-нибудь мелком баре, соседи по редким хижинкам, окруженным пургой, друзья.
- Дрю Хартор. Чем же вы тогда на жизнь зарабатываете, не поделитесь? - ответил он. Вернувшись в реальность, он с неким огорчением глянул на девушку, на себя, на свои руки, грубые руки работника, не раз обмороженные в объятиях белых пустынь. А в голову снова закрались навязчивые силуэты... Половина из них уже давно умерла. Пурга не любит жизнь, она её уничтожает. В нем вдруг проснулось странное чувство к девушке, что-то напоминающее жгучую зависть и скорбь по утраченному, и так же какое-то глупое желание уберечь от этого мира белого.
- Вы такая красивая, кожа у вас нежная, белая, вы молоды, зачем вы здесь? Едьте отсюда, едьте прочь, в Огайо, в Миссисипи, Калифорнию - хоть куда, лишь бы подальше отсюда. Вам здесь нечего делать - здесь нет ничего, что может быть интересно вам, молодежи, едьте отсюда, не пробуждайте в таких, как я грусть по минувшим дням. Зачем? Там другая жизнь, там богатые мужчины, там телефоны, там много разной еды - не то, что здесь, там тепло, там есть места, где можно отдохнуть. Здесь только грусть и дикая борьба, это страшные места.

0

7

Имя этой рыжей лисьей морде было дано индейцами, как оказалось. Мати знала, что здесь живут коренные индейцы - тлинкиты. -Тлинкиты?, - решила разузнать Мати. Такое сложное, мудреное какое-то название, что сразу не выговоришь, а Мати с первого разу. Возможно, это немного удивит мужчину, возможно, он даже не называет их так. Кто знает, хм.
Шутка шуткой, а все равно страшная вещь это - отдать собаку на шляпы. Слушая мужчину, девушка смотрела на Нигига и убеждалась, что старичок прав. Но ведь не старичок он совсем - в расцвете сил, но она подумала не в этом смысле - в смысле духовном, мудрый он какой-то. Немного странный даже..
-Да, я не местная, и не местная, собственно, - со смехом проговорила она, -Я из Калифорнии вообще родом, но родители переехали в небольшое поселение, когда мне было пять лет.. А просто уже девятнадцать лет.. Как быстро летит время, - ответила она, устремив взгляд на асфальт. Неподвижные, словно замороженные глаза девушки не двигались, она даже не моргала - просто смотрела в одну точку с бешеным каким-то взглядом, выпучив глаза. Настроение ее поменялось, но вряд ли она станет скучать в компании с этим мужчиной.
А работа... да Мати нигде и не работала особо, только иногда ходила на рынок продавать продукты, рыбу... Папа у нее иногда ходит на рыбалку, а ведь с ними она и живет пока. Но это пока. В ближайшем будущем она хочет найти себе приличную работу, где хоть двадцать монет будут за год давать, и купить себе небольшой домик где-нибудь в окрестностях. Может, ближе к лесу, природе. Дрю, как представился мужчина, смотрел то на девушку, то на себя. Мати не смотрела ему в глаза, но видела это своим "боковым" зрением. Не спеша, девушка начала рассказывать, что и как.
-Нуу-с, я нигде не работаю, живу с родителями.. - вздохнув, проговорила она, -иногда я на рынке где-нибудь стою, рыбу отцовскую продаю. Рыбачить он любит за городом, на природе.. Мама дома работает, домохозяйка, так скажем.. - закончив, девушка заморгала и перевела взгляд на Дрю, повернув голову. И тут он начал говорить, какая Тима красивая, какая кожа, руки.. и тут же задавался вопросом - что же она тут, черт подери, делает? Зачем убивает дни уже не совсем молодых людей. Девушка заметно покраснела, было немного стыдно. -Я здесь, потому что это мне уже как родина, я люблю здесь все - каждую снежинку, елочку, прудик.. Просто я очень люблю эти места, а в городе, да уж тем более в больших городах на подобии Калифорнии, мне делать нечего. Я и работать-то толком не умею, только если приготовить что-нибудь, ведь вся семья любит покушать... А та-а-ак.. - протянула девушка, вздохнула и снова перевела взгляд с собаки на асфальт, а затем, посмотрев в глаза Дрю. -Мне жаль, что молодежь пробуждает именно такие, не очень приятные чувства. Правда, - сказала девушка, положив свою руку на руку мужчины, показав позой, взглядом и улыбкой, что ей действительно очень жаль. Глупо, да, это могло быть глупо, но уж так получилось, что это уже сказано и не исправить. Она не плюется словами, нет, просто она действительно очень любит Ном, всех ее обитателей и жителей, и уж тем более всю природу, что есть здесь, в этом городке.

0

8

- Да черт их знает, этих индейцев! - вздохнул он. В племенах он и вправду не разбирался - все они были на одно лицо. Эскимосы, тлинктиты, какая разница? Одно слово - местные, и все.
- Зачем сюда можно вообще приехать? Странные ваши родители, странные, девушка. Тут не курорт, чтобы сюда ездить толпами. Вам бы съездить в другие города, попутешествовать. Там красиво! Солнце, пляжи, леса. Там нет этой чертовой мошкары с кулак, там нет таких морозов, там нет этой жестокости. А вы просиживаетесь здесь, в этой богом забытой земле!
Он ненадолго замолчал, в воздухе повисло напряженное молчание. Каждый из них задумался о чем-то своем, о чем-то далеком и недоступном, скрывшимся в закромках души. Только собака порой издавала непонятные подвывающие звуки.
Тишина. Слышно было мерный топот прохожих, слышался шум ветерка, поигрывающего с ветвями деревьев. Где-то вдалеке собачий лай - уже настолько привычный, что мужчина и не замечал его.
- Да где тут рыбачить... Реки до дна промерзают, - с грустью сообщил он.
- Странные люди! Душу бы продал, лишь бы уехать отсюда. Та жизнь кажется совсем невозможной после этого. Там я тихо-мирно работал, и жил себе смирненько, а сейчас? А сейчас мчусь, как угорелый - Юкон, Анкоридж, да все одно и то же - одна и та же метель и пурга. Скольких я погубил? Сколько срезал ремней у псов, скольких зверей стрелял, чтобы прокормить себя и собак? А сколько съела эта чертова белая метель! Не сочтешь. Глотает людей, животных, как ненасытная машина! Съедает и съедает, только иногда гудит, словно прося добавки, - восклицал он, бурно, эмоционально. Речь его была необычайно живой, он выговаривался, выговаривал всю бурю, которая была внутри.
Девушка положила свою руку на его, Дрю это смутило.
- Знаете, есть всякие люди... - он сделал паузу, - посреди равнин иногда встречаешь одиночный домик-хижинку, где-нибудь недалеко от города, так там такие живут, вот на вас похожи. Добрые, улыбаются, помогают путникам, чуть ли не от смерти спасают. Иногда даже таверны какие-то открывают - право дело. Никогда не задумывались?

0

9

Мужчина вздохнул. Это был такой тяжелый вздох, безысходный какой-то... Это немного насторожило девушку, но она не изменила ни позы, ни выражения лица. Разве что в глазах появился вопрос: "что?". Но это было почти невозможно заметить, ведь она все-таки загадочна, и в ее очах мало чего можно увидеть. Ну а так, ее карие глаза замечают многие.
Недоумевая от того, что девушка, будучи ее совсем маленькой девчушкой, приехала в эту жопу мира со своими родителями приехала. Честно говоря, Мати не очень хотела уезжать, потому что она встретила того, кто ей понравился с первого взгляда. Милый мужчина, зрелый, прекрасный собеседник... Почему бы и не согласиться, а? Но пару минут на лавочке все молчали, просто слушая топот людей, идущих по дороге. Лишь изредка Нигиг нарушал эту тишину, скуля и показывая, что ему странно неудобно и не комфортно в тишине. Честно говоря, девушке и самой было несколько не комфортно, посему она решила продолжить разговор.
- Ну, вряд ли это настолько глухое и страшное место, чтоб сюда нельзя было съездить, - сказала Мати, и, взглянув на Дрю еще раз, улыбнулась. Милое зрелище. Вот так - с первого раза, хотя это уже личное дело Дрю и Мати. Честно говоря, сейчас девушка думала и представляла себе, как будут звучать их имена. -Дрю Ревонс? Хмм, некрасиво как-то... А если Матильда Хартор?... Матильда и Дрю Хартор. Красивая фамилия у него, - мысли девушки в этот раз можно было прочитать в глазах, устремленные в глаза собеседнику, ну и по ее милой улыбке тоже. Ну, хотя мало что может быть в голове у самого Дрю.
- Честно сказать, я тоже не знаю, куда же он ходит на рыбалку, но раз уж на этом можно немного подзаработать, то я совсем не против постоять на рынке, - как-то странно откликнулась девушка. -А мне здесь нравится, эти края стали мне родными и мне здесь хочется прожить большую часть своей жизни, или даже всю жизнь полностью... - вздохнув, ответила она на всю красивую и полную речь Дрю. Кратко, ясно, не навязчиво - главное, что считала девушка в беседе не только с мужчинами, но и с близкими друзьями.
- Всякие есть, соглашусь, - одобрила девушка. Хотя она не видела здесь таверн, которых бы открыли для бедных и нищих жителей Нома, она надеялась, что такие люди есть.. добрые, как сказал Дрю - "вот на вас похожи".   Что еще сказать, Тима не знала, поэтому, посмотрев на собаку индейскую, о чем-то задумалась, ожидая ответа собеседника.

0

10

- Мне уже скоро уезжать из города... Не люблю осень - тоску нагоняет. Даже говорить больше не хочется, просто помолчать, - сообщил он. И вправду замолчал. Тишина, напрягающая девушку и собаку, нисколько не смущала его - он к ней привык. В царстве снега он настолько часто сталкивался с нею, что она стала его частью, без которой он не мог существовать. Иногда он прикрывал глаза, и тогда края его усов немного подрагивали.
- Я думаю, вам бы подошла роль хозяйки такого трактира... Какой-нибудь стоянки в пути.
И вправду подошла бы. Маленький деревянный кабачок где-то вблизи гор, заметенный снегами. В камине горит несколько деревяшек, за барной стойкой какой-нибудь уставший жалуется на свою жизнь, совсем как Дрю, выпивает за тех, кто в пути. Сзади слышен лай - то бушуют собаки. Она помогает путникам, дает им мелкие советы, сочувствует, дает немного еды в путь...
Псинка наконец вылезла из-под лавки, и теперь восседала рано, поняв, что возможно скоро покинет это место, не одна, вместе с хозяином.

0

11

Дрю не любит осень и ему скоро уезжать, и для Мати, которая только-только познакомилась с новым, приятным для общения человеком было несколько сложно и неприятно это признать.  Предложив помолчать, мужчина несколько расслабился в тишине и спокойствии, а в то время Мати и Нигиг были несколько ею напряжены. Девушка отвела взгляд на пса, сидящего рядом и смотрящего то на Дрю, то на Мати, и словно говоря: "Да вы что, с ума сошли?! Не надо молчать!" Его взгляд был несколько напуган тишиной... Девушка хотела нарушить тишину и спросить, куда же улетает Дрю, но ее постоянно что-то останавливало и не дало спросить, словно ей кто-то рот заклей и наорал "Молчи!". Это делало обстановку вокруг еще более мертвой, и Матильда решила, что реально хватит молчать. Уже как две минуты здесь как на кладбище. - А куда едете? - кое-где переходя на шепот просила девушка, посмотрев на Дрю. Дрю сказал, что Мати могла бы быть прекрасной хозяйкой местного трактира, отчего Мати усмехнулась немного. - Спасибо за предложение, - благодарила она Дрю за предложение, - Но честно я не думаю, что могла бы быть хорошей или замечательной хозяйкой трактира, таверны, ну и что там еще может быть... - вздохнув добавила она. - Я даже не знаю, каково это - быть хозяйкой... - она имела в виду, что у нее не было за кем ухаживать, кроме как за родителями. Они, кстати, тоже уехали куда-то неделю назад. Но тогда Мати отказалась, потому что полюбила эту западню-деревню. - Но я все же подумаю под этим, - улыбнувшись сказала она, а потом вновь посмотрела на Нигига. Видимо, ему до сих пор было немного не комфортно от чего-то. Но потом Мати посмотрела на свою ладонь, лежащую на руке Дрю. Улыбнувшись, Тима медленно убрала свою ладонь с его руки, пытаясь сделать это так, чтобы он не подумал, что она хочет свалить. Мати просто захотела погладить пса, и почему-то именно сейчас. Она положила свою руку на голову пса, отчего тот прикрыл глаза. Видимо, ему сдало теплее на душе от ласки, которую ему дала девушка.

Отредактировано Matilda Revonce (2013-06-23 07:54:50)

0

12

Девушка спрашивала шепотом, совсем как ребенок, и мужчина даже засмеялся - не грубо, но совершенно непонятно от чего.
- Я же почтальон, - повторил он, - буду, как проклятый, скакать по этим станциям, таская за собой нарты. Летом-то почта ездит на пароходе, а зимой мы напираем. Каждый раз задумываюсь, как этот индеец годок назад в одиночку эту почту таскал - тогда и станций-то почти не было. Какой-то колдун, ей-богу, - он глубоко вздохнул. И задумался о чем-то своем. Ему в голову пришла мысль о том, что, наверное, было бы неплохо привести сюда каких-нибудь консерв или яиц, или чего-нибудь, чего на Аляске был дефицит - в общем, хоть чего кроме оленины и рыбы - эти блюда уже так всем наскучили, что блевать охота, и продавать себе. Они стоят тут дорого, целое состояние можно набрать, да вот только как привезти?..
- Ну нельзя же отрицать, пока не попробуешь. Мне кажется, вам в самый раз, - сказал он.
Нигиг, пес индейский и в жизни ласку особо не знающий не мог не завилять хвостом от того, как его только что одарили.

0

13

Дрю тихо засмеялся в ответ на вопрос Мати, ведь именно после ее вопроса ему захотелось посмеяться. Хотя как посмеяться, это был довольно добрый смех, не злой, совершенно не злой. - Он же почтальон, точно! А я уже и забыла, вот дура... - пронеслась мысль в голове у Мати, когда Дрю напомнил ей об этом. Когда он закончил свои слова, он тяжко вздохнул, вдумываясь в что-то, чего юной Матильде вряд ли можно понять. Мати всерьез задумалась о том, чтобы построить свою таверну, пускай даже и небольшую, но где-нибудь на окраине города. - Возможно, Вы и правы, - сказала она, посмотрев на Дрю. - Очень даже правы, надо будет как-нибудь подумать, а потом и взяться за стройку, - улыбнувшись проговорила она, а затем вновь посмотрела на Нигига, виляющего хвостом от ласки Мати. - Ай ты какой...! - тихо проговорила девушка, продолжая гладить пса нежной рукой. - И надолго вы уезжаете? А то смотри, приедете, еще раз встретимся, - улыбнувшись и посмотрев на мужчину сказала Тима, явно намекая на то, чтобы Дрю зашел к ней в таверну. Продолжая гладить утопающего в ласках Нигага, Мати смотрела в глаза Дрю, задумавшегося над ее вопросом. - Мне было бы приятно видеть Вас вновь, - добавила она, улыбаясь. Милая, немного наглая, но все же Мати есть Мати, и с нею ничего не сделаешь.

0

14

Он задумался.
-- Не знаю. Как на ум этим чертям придет, так и посещу городок, -- ответил он, -- сразу заскочу к вам.
Нигиг, похоже, не хотел уходить - приноровился к ласке. Но делать нечего - его впереди ждали "путешествия и приключения". В основном, ждали они, конечно, его хозяина с бумажной волокитой.
-- До встречи, -- встав, сказал он, улыбаясь. Он был уверен в том, что встреча будет -- если его, конечно, не подстерегут волки или ещё какая напасть. А потом развернулся и пошел далее -- видно, его кто-то ждал, ведь мужчина прибавил ходу. Рыжеватый Нигиг иногда оглядывался назад, а затем вновь добирал рысью и покорно следовал за хозяином, шурша сухой травой под лапами.
На улице суматоха не успокаивалась, только набирая ходу. Люди, самой разной натуры и масти, скрыли в своей толпе силуэт Дрю от глаз девушки, и даже рыжая псинка затерялась.

0

15

Сперва Дрю задумался о чем-то, потом сказал, что он обязательно зайдет к Мати, если ей удастся построит вот такую таверну. - Я рада, - улыбнувшись, проговорила она. - Как сразу увижу Вас здесь вновь, обязательно сообщу, что и как, - добавила она после небольшой паузы, гладя пса. - Надеюсь, что это будет очень скоро.
Девушка знала, что Дрю и Нигигу уже пора. Дрю, попрощавшись, встал. - До встречи, удачи, - улыбаясь, говорила девушка. - Очень надеюсь, что через месяц Вас увижу, правда, - добавила она. Дрю повернулся и пошел, а через некоторое расстояние прибавил шагу, начав идти немного быстрее. Сзади шел Нигиг, иногда оглядываясь на Мати, явно говоря "Мы еще увидимся", ему точно понравились Тимины ласки, и ему уже не терпится вновь ощутить теплую женскую ладонь, трепавшую его шерсть, вновь. - Удачи.. - прошептала Матильда, вздохнув. И теперь она поняла то состояние Дрю, когда понимаешь - ты одинок. И на душе становится так печально, что ничего уже не хочется.
   Встав, Мати решила тоже пойти домой. Отряхнув листик, прилипший к джинсам, она направилась к перекрестку, а там и завернуть было недолго.
  ----> Дом Матильды Ревонс

0


Вы здесь » Alaska Legends » Центральная улица » Центральная улица